Сооснователь Apple рассказал о Джобсе, массовой слежке и компьютерном апокалипсисе

17 октября 2017 года Владимир Познер взял почти часовое интервью у Стивена Возняка — сооснователя компании Apple и создателя революционных компьютеров Apple I и Apple II. «Воз» рассказал о знакомстве со Стивом Джобсом, о влиянии на современный мир, массовой слежке в интернете и объяснил, почему человечеству стоит дружить с искусственным интеллектом. TJournal собрал главные фрагменты из беседы.

О знакомстве со Стивом Джобсом

Я познакомился со Стивом Джобсом на втором курсе университета. Стив тогда учился в школе, много думал о религии. Он хотел стать «важным человеком», не таким как все. Но школьные оценки у него были средние, знаний было немного.

Он слегка разбирался в электронике, а я проектировал всё, что угодно. Стив этого не умел. В первый день знакомства я пригласил его к себе в гости. Мы разговаривали об устройстве мира, о добре и зле. Я показал ему свою коллекцию пластинок артиста Боба Дилана. Так мы стали очень близкими друзьями. Ходили на концерты Дилана — было весело.

Позже Стив заинтересовался моими наработками и компьютерными чертежами. Предложил основать компанию. Конечно, сначала я предложил проект своего компьютера компании Hewlett-Packard (HP) (Возняк работал в этой компании. — Прим. TJ), они ведь платили мне зарплату. Они отказывали мне пять раз, после чего мы со Стивом открыли свою компанию.


Стив Джобс и Стив Возняк. Фото: Wikimedia / gazeta.ru

О зависимости от технологий

Говорят, мы утратили способность общаться [вживую] и предпочитаем телефон. Но он как раз помогает нам выбраться из своей раковины и делиться нашими идеями с более широкой аудиторией. Вам может никогда не встретиться идеальный собеседник. Это может быть какой-нибудь парень из Афганистана. Теперь я могу связаться с ним. Мы с вами (с Познером. — Прим. TJ) выросли в мире, где самым прекрасным была возможность общаться с людьми. Но это не значит, что если у нас это было хорошо, то сегодняшняя молодежь это упускает.

[Пять лет назад] для пользования телефоном нужно было запомнить порядок действий. Технологии были важнее человека. Я под них подстраивался. Сейчас я стал в большой степени «правополушарным».

Теперь в интернете информацию можно искать гораздо быстрее. И в будущем технологии будут набирать обороты. Разве это плохо? А что если однажды пропадет интернет и вся электроэнергия на Земле? Для многих это станет испытанием, но это пока научная фантастика. Или нет.

О массовой слежке

Право на личную жизнь — одно из неотъемлемых прав человека. Я один из основателей «Фонда электронных рубежей» (организация по защите электронных прав потребителей. — Прим. TJ). Я не верю, когда люди кричат, что им нечего скрывать. Беда в том, что технологии нельзя остановить. Они уже здесь. Я, например, не люблю получать таргетированную рекламу, они знают, что я искал. Поэтому я отключаю «куки», и эта реклама пропадает.

Я не пользуюсь электронной почтой на разных публичных серверах вроде Gmail от Google. Даже почтой Apple не пользуюсь. Только своей — на сервере woz.org. Ещё я включаю VPN. Даже сейчас в Москве я использую шифрование. Не хочу, чтобы за мной следили. Но не могу это остановить. Ведь существуют организации с большими деньгами, которые хотят знать всё обо всех.

Для меня Эдвард Сноуден — настоящий герой. Он был при исполнении и заметил, что в АНБ творятся вещи, противоречащие конституции. Он решил поставить крест на своей жизни и обнародовать то, что в противном случае было бы скрыто правительством. Он сделал это только потому, что честен, не из-за денег. Жаль, что я не оказался на его месте.

О контроле в интернете

В США любой крупный бизнес пытается контролировать всё и держать под собой рынок. Это очень частая практика. Я два раза в жизни летал на события, устраиваемые правительством. Оба касались того, что федеральное агенство по связи объявляло о введении сетевого нейтралитета. Я верю, что нельзя платить деньги за привилегированное положение. Все должны быть равны.

Мне кажется, преступники и террористы всегда имели возможность работать тайно. Они встречались и обменивались информацией, только устно. И способы слежки существуют давно. Шифрование — это чистая математика. Можно запретить ее, но люди придумают что-то новое. Я уверен, что контроль — это плохо. Не значит, что всегда, но очень часто.

Об искусственном интеллекте

Мы лишь можем притворяться, что способны создать компьютеры, равные человеческому мозгу. Ни один компьютер никогда не подумает: «Чем мне бы сегодня заняться?» Это умеют только люди. Нельзя бояться, что машины заменят или станут важнее людей. Пугать себя этим как-то неестественно. Компьютерный апокалипсис на данный момент — это просто смешно.

Если роботы станут разумными и начнут программировать свои поступки, нам надо оставаться их друзьями. Это как домашний пёс — хозяин обеспечивает его едой, развлечениями, семьей. Вот мы и будем такими собаками. А машины будут полностью о нас заботиться. Я начал кормить свою собаку филе, потому что хочу, чтобы именно так поступали со мной машины.

Если появится компьютер, обладающий сознанием и чувствами, человеку нельзя вредить ему. Мы должны дать им развиваться, быть их друзьями. Лучше быть их лучшими друзьями, когда они станут сильнее нас.

Источник     

НАС ЧИТАЮТ УЖЕ 20 000 ПОДПИСЧИКОВ! ПРИСОЕДИНЯЙСЯ И ТЫ! ЖМИ "ПОДПИСАТЬСЯ" ↓ ↓ ↓ И ЧИТАЙ НАС ВКОНТАКТЕ!

   
Загрузка...

Поделись новостью!

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *